40 О нас Фан-клуб Избранное Конкурсы Анимации Аватары Обои Фото Гостевая Форум Видео Тексты Статьи Новости


Рассказ
05:02
Название:So ist viel es Wörter … Und nichts.
Автор: FiaSSka
Пейринг: Билл\Том.
Рейтинг: NС-17( хотя, я сама дала бы PG-15).
Предупреждение: твинцест, смерть одного из персонажей.
От автора: И вот опять братики мне покоя не дают ^_________^. Писалось за две ночи с огромным перерывом. Сначала планировалось нечто другое. Совершенно другое. Но потом получилось именно так.

“Unter die Laute des reichenden Regens kann man einschlafen.
Unter die Laute reichend das Tröpfeln aus deinem Auge mir niemals einzuschlafen”

“Под звуки подающего дождя можно уснуть.
Под звуки подающих капель из твоих глаз мне не уснуть никогда.”

Проснуться от противного попискивания будильника… Что может быть хуже?? Особенно когда думаешь только о том, что произошло вчера… Резко тряхнув головой я, будто отгоняя неприятные размышления, привстал с кровати.
- Ну… с кем не бывает… перепил…-пробурчал я и подошел к окну. Чуть-чуть раздвинув шторы, я тут же сощурился от неожиданного света солнца.
Тут сзади послышался хлопок дверью.
Я обернулся, на пороге стоял Том, уже одетый, с плеером в руках. И все-таки, какой он смешной и нелепый… Я невольно улыбнулся, но тут же грубо спросил:
- Что надо?
- Ты еще и грубишь!- немного обиженно протянул Том,- Давай собирайся…. Нам уходить надо, а ты тут все возишься.
- Да ладно тебе….- начал я, но не успел: брат покинул комнату, не забыв с силой треснуть дверью о косяк.
Вот в этом и весь мой Том. Лишь бы по-детски надуть губки и показать свое недовольство, причиняя при этом вред бытовой утвари…
Я нехотя натянул футболку и джинсы….
Как не хотелось делать макияж… Надевать эти цепи и кольца. Но надо. А иначе Йост меня прикончит. И станет на одного псевдо-рокера меньше…

…Как привычно стало проводить жирную линию черным карандашом на нижнем веке… Открыв рот… Надо же.. Говорят это сугубо женская привычка… Ну и пусть говорят.
Ну вот,.. Опять прыщ вскочил…. Да что же это такое? Негромко ругнувшись, я замазал прыщик тональником. Вроде нечего получилось… такая кукла… а потом все девчонки будут по мне стонать. Они что такие идиотки и думают, что я стараюсь быть идеальным ДЛЯ НИХ? Они даже не понимают, что мои посланные улыбки в толпу визжащих фанаток с плакатами “Bill, fick mich!” или “Bill, Ich liebe dich!” это радость? Никогда не думал, что так сложно догадаться, что это насмешка. Как можно быть такими наивными и думать, что я все еще ищу свою единственную и настоящую любовь? Ведь я ее уже нашел…
Снова хлопнула дверь.
- БИЛЛ! Долго ты еще тут возиться будешь???- рявкнул сзади Георг,- Нам надо быть на интервью уже через 15 минут! Всегда ты опаздываешь!!!!!!!!!!!!!
- Успокойся, Джордж… я все….- спокойно ответил я и вышел из номера, немного потеснив басиста.
~-~-~
В машине, которую нам столь любезно предоставили организаторы, я хотел сесть, конечно, рядом с Томом, но тот неожиданно и демонстративно позвал к себе Густава. Ну что ж… братик, все равно сам передо мной извиняться будешь. Я сделал вид, что мне все равно, сел вблизи Йоста.
- Короче так, ребята!- тут же приступил к указаниям Йост,- Никакой самодеятельности! Все говорите так как говорили раньше. Ничего нового. Уверен, вопросы будут те же самые. Эти журналисты настолько тупые, что даже ради себя же не могут придумать что-то новое… Но не об этом речь. Интервью ни чем не отличительное от всех остальных, все как всегда. До этого нам полностью удавалось сие действо на все 100 баллов…единственное, с чем могут быть проблемы, так это….
Он все говорил, говорил, а его не слушал.. смотрел на Тома… Что ж ты, такой дурачок, ничего не понимаешь? Ведь я тебя люблю! А он на меня даже не взглянул…Уставился в окно, как будто видит там что-то интересное… Знаю, ты сейчас борешься с желанием смотреть на меня… Но ты гордый. Но со мной такое не пройдет… Слишком я хорошо тебя знаю, Томик. Я же твой близнец. Именно ТВОЙ. И ты это знаешь. А ты МОЙ. Только боишься это признать…
-Понятно?- вдруг раздался голос Йоста и я от неожиданности подскочил на месте.
- Ну конечно, Дэвид!- кивнул Густав.
- Ага….- меланхолично сказал Том
Георг тоже что то крякнул.
-А ты?- спросил Йост,- Эй, Билл! Ты вообще меня слушал??
- А?? Что?...эээ… ну конечно слушал….
- Ну так все понял?
- Конечно,- пробормотал я
- Ну и хорошо…
А я тем временем пытался вспомнить, о чем же он говорил.. вроде ничего важного… Меня всегда поражала манера Дэвида спрашивать, согласны ли с ним. Все равно все скажут “да”. А если и найдется тот, кто откажется, так Йост буквально заставит согласиться…
~-~-~
Для интервью нам предоставили небольшую комнату, в которой стояли два зеленых кожаных дивана и стеклянный стол, на котором ютилась ваза с яблоками. Они что издеваются? Хотят, чтобы у меня при них приступ случился? Стены были выкрашены в кипельно белый цвет, что стало моментально раздражать. Мы с ребятами сели на один из диванов, Том опять меня проигнорировал… Так что пришлось мне разместится рядышком с Георгом. Йост развалился на втором диване. Вскоре подошла девушка, довольно милая. Но и только, ничего красивого в ней не было. Я, уже научившись искусно разбираться в декорации лица, сразу понял, что над журналисткой основательно поработали чьи-то умелые руки. Без всей этой штукатурке она потеряет все, что с ней получила… Если не больше.
- Здравствуйте! Меня зовут Эллис!- улыбнулась она, обнажая идеальные фарфоровые зубы. И зачем говорить, как ее зовут? Как будто я ей должен потом позвонить и предложить хотя бы погулять! Она протянула каждому из нас руку, пришлось ее жать. Дополнительно я заметил, что ногти у нее нарощенные гелиевые.
Эллис села около Йоста и положила на стол маленький диктофон, нажав на запись.
- Итак….- все-таки она волновалась,- Начнем. Здравствуйте( о боже, сколько раз ей еще надо поздороваться?), ребята( да уж…)!
- Привет,- сказал Георг, видимо спасая ее.
Боже… ну если ты такая дилетантка, так репетируй на начинающих, кто тоже в таком же как и ты коматозном состоянии придет на интервью… Будете друг друга дополнять! Как мне хотелось это сказать! Но нельзя….
- Как у вас настроение?- снова засверкала фарфором журналистка( как оригинально!)
Но из себя я выдавил:
- Превосходно!
Остальные закивали, я заметил довольную улыбку Дэвида.
- У вас столько концертов! Сейчас для Tokio hotel пик популярности! А кто знает, может это еще и не придел! Вы стали самой востребованной группой Германии! Вы в постоянных разъездах! Объехали всю Европу! С каждым днем количество ваших фанатов неимоверно растет!
Какая противная лесть. И дело в том, что по-моему она всему этому верит… Ну пусть…
- Вы собираете огромные стадионы! Тысячи девушек сходят по вам с ума! И вы при этом не теряете голову от популярности!
Что то она разговорилась… По-моему по правилам больше говорить должны мы, а не она…
- Этот фейерверк эмоций, что получаете вы от концерта от ваших поклонников, получает не каждый артист! А как вы сами относитесь к своей славе? Успех не вскружил вам голову??
Стоп… Так это она тут распиналась, чтобы задать такой банальный вопрос? Тем более вроде как сама на него ответила… Говорила что “мы не потеряли голову…” И как таких только в журналистику пускают?
- Конечно, нет!- завел я привычную сказку, постоянно улыбаясь,- Мы еще сами толком не осознаем, что мы действительно популярны! Это безумно приятно. Когда твою музыку слушают, когда ходят на твои концерты, когда твой плакат весит у кого-то в комнате. Приятно. Но я до сих пор не могу в это поверить!
Эллис с благодарностью на меня посмотрела (неужели я так убедительно говорил?). Йост удовлетворенно хмыкнул.
Ну все.. Я свою миссию выполнил, теперь можно и отдохнуть.. Пусть отвечают другие.
Так и было... Я молчал, остальные трудились. Наконец настал вопрос, какой, по традиции, есть в каждом интервью, которые мы давали.
- Ребята, а у вас есть девушки?- Эллис постаралась интригующе подмигнуть, но, видимо, из-за большого количества вколотого ботокса у нее это плохо получилось.
- Нет…- я изобразил на лице грустную мину,- Но я все еще в поиске…
Я посмотрел на Эллис, и она смущенно отвернулась. Черт, какие же они дуры…
- Хм… У меня , да и Георга и Густавом никого нет,- мрачно сказал Том. Надо же. Он тоже неплохой актер. Хотя в принципе мы всегда с ним отлично играли. Я не удержался и метнул в него взгляд. Брат отвернулся… Ага, значит на меня смотрел… При ответах на подобные вопросы он всегда глядел на меня. Впрочем, я отвечал ему взаимностью. И на этот раз, несмотря на всякие обиды, он не изменил традициям. Мило.
- Спасибо, ребята, наша беседа подходит к концу…- завела Эллис,- Мне, конечно, не хочется с вами расставаться, вы очень интересные, за то интервью мы, безусловно, узнали очень многое, так что огромное вам спасибо, что уделили толику времени нашему журналу!
- Да ладно… вам спасибо!- улыбнулся приторной улыбкой Йост,- Без журналистов у нас бы не было бы карьеры! Шоу-бизнес вещь серьезная… Хех…
Он еще немного поцеремонился, но потом понимая как все это надоело нам (да и ему самому, впрочем, тоже), попрощался с журналисткой.

Ура… мысленно зааплодировал я сам себе. Еще одно дерьмовое интервью подошло к концу. Как же я все это ненавижу. Кривляться перед камерами, показывать, какой я замечательный. Так надоело…
- Какие же они все кретины!- сказал Дэвид, когда мы вышли из здания
- Согласен…- пробормотал я
- Ну вы молодцы в этот раз! В следующий раз не буду соглашаться на ТАКИЕ интервью. Этим журналом мы больше не “пользуемся”.
Я хмыкнул…
~-~-~

Никаких вечеринок сегодня. Ничего не хочу. Пусть без меня идут… Я зашел в номер и завалился на кровать. Никуда не пойду. Скажу, что сильно болит голова, думаю, Йост поймет. Он хоть и выглядит эдаким суровым комендантом, меня понимает. И Том еще… Ну почему он не понимает, что я не виноват? Почему ему так сложно это уяснить? А может он и не хочет осознавать. Фуух… И все-таки популярность плохо на нас сыграла. Теперь мы не сможем уединиться в гей-клубе, за дальним столом и, наслаждаясь, лапать друг друга. Где бы ни были, повсюду нас преследуют камеры. Нам негде не быть вместе, кроме как в номере. Да и то, потом начнут обсуждать, что мы там делали. Это невозможная жизнь! Для меня. И для Тома. Как мне хочется перед ним извиниться. Но он ушел. Вместе с остальными. И мне кажется, не потому что хотел туда. Чтобы не оставаться со мной рядом. И чего он боится? Я перевернулся на другой бок, хотелось заснуть, но не мог.
Причина понятна.
~-~-~

Послышался шорох. Я приподнял веки (надо же… я все-таки заснул.). Обычно нам выделяют целый пролет на всех участников, а также гримеров и т.д., значит пришел кто-то с вечеринки. Я вышел из номера, надеясь встретить кого-то в коридоре.
Там был Том. Мой Том. Похоже, он переборщил с алкоголем. Брата немного шатало (боже, в его одежде это выглядело так смешно!). Он шел мимо и не замечал меня. Не специально, он по-моему вообще ничего не видел.
- Ты куда идешь? – хмыкнул я
- Как куда? В номер!
Да, я действительно глуп… можно было задать что поумнее. Не к Хансу же в номер он нагрянет! Ну, слов не возвратишь, приходится действовать дальше…..
- Прости…- прошептал я и удивился сам себе... Точно идиот
- Что? – повернулся Том,- А это ты, Билл…
Он снова отвернулся, но не пошел, облокотился на стену.
- А кого же надеялся увидеть кроме меня?
- Вообще никого, Билл. Никого. Не хочу, чтобы меня вообще кто-то сейчас видел. И сам никого не хочу видеть. Никого,- довольно трезвым голосом сказал он.
- И меня?
- Тебя тем более!
-Что ты такой нервный?
- Непонятно?
- Прости, я же уже сказал….
- Я ничего подобного от тебя не слышал!
- Послушай,…
-Не хочу ничего слушать! Я был там! Я видел, как этот педик засунул язык тебе в рот! Я видел, тебе это нравилось! Не отрицай! Ты мне клялся, что кроме меня не с кем не будешь спать! Я не знаю, что вы там вообще делали, кроме того, что устраивали эти дикости! Я после этого не чувствую что ты -мой!- уже перешел на крик Том
- Тише, Том, успокойся….
- Замолчи! Вдобавок, Йосту еще пришлось ему платить, чтобы молчал! Противно! Отдавать мои деньги этой скотине! Я не циник, но это настолько мерзко! Впрочем, ты меня не поймешь! У тебя никогда не было такого, что того, кого ты любишь, лапает какой-то гей!- в его голосе чувствовались какие то истерические нотки. Никогда не думал, что Том на это способен…
Я подошел к нему вплотную и прижал к себе. Его горячее сбивчивое дыхание обжигало мне шею. И - черт!- это так заводило!
-Давай забудем обо всем!- шепнул я ему на ухо,- Просто выкинем из головы…
- Тебе легко говорить…

Он уткнулся мне в плечо. Мне показалось, он сейчас расплачется. Но только показалось. Том не это не способен.
- я хочу тебя…- прошептал я и прикусил мочку его уха. Знаю, это ему всегда нравилось…
- Билл, не тут…- простонал Том.
Я не ответил. Да и зачем надо было говорить, если мы всегда понимали друг друга без слов? Мы внутренне рядом, а слова… Это просто звуки, которые, как кажется, могут выражать любые чувства, эмоции, желания… Как кажется… Только кажется. Для меня куда важнее взгляд брата, которые скажет все, его прикосновения…
Поцелуй… Такой страстный, как всегда, как капелька холодной воды обжигает разгоряченное тело. Как всегда заставляет стонать от удовольствия.
- Но не тут,- еще слышно сказал Том, и мы, не разжимая сплетенных рук и продолжая целоваться, зашли ко мне в номер. Моя кровать, не убранная после неожиданного сна, сыграла огромную пользу. Я прилег сверху брата, стянул безразмерные футболку и джинсы. Раньше с этим возникали большие трудности, но после нескольких совместно проведенных ночей я научился делать это быстро и довольно ловко.
Скинув только мешающую одежду на пол, я стал покрывать живот брата короткими, прерывистыми поцелуями, немного щекоча его нежную кожу.
- Билл,- послышался слабый стон.
Надо же… Значит, сильно он этого хотел, раз уже содрогался в истоме. Что же будет с тобой потом, братец? Я мог прямо сейчас сжать его член в руках или, того лучше, запустить его в рот, но… Я этого не делал. Почему,- не знаю. Всегда я приступал к минету быстро, но сейчас мне хотелось дразнить брата, чтобы он сам просил доставлять ему удовольствие. Казалось, не осталось ни одной точки на теле брата, к которой я не прикоснулся бы губами. А Том все тяжело дышал, рывками заглатывая теплый воздух. Словно ему его не хватало.
- Билл!- громко произнес Том,- Ну чего ты ждешь?
- Тише… О нас никто не должен знать…- приложил я указательный палец к его влажненьким губкам,- Представляешь, что подумает Йост, узнав о том, чем мы тут с тобой занимаемся? Он итак на взводе после вчерашнего казуса с этим болваном из клуба, который, скажу тебе честно, в ту ночь доставил мне немало удовольствия одним своим лишь языком,- я не боялся говорить об этом Тому. Знаю, он не уйдет сейчас, не накричит на меня и даже не обидится. Не в его правилах лишать себя секса из-за того, что я его обижу. Он проникнет моим словам потом, когда пройдет энное количество времени, когда та пелена возбуждения, что затмила сейчас его разум, пропадет. Впрочем, и я задумаюсь над этим только через некоторое время.,- Ты понимаешь, что будет?- продолжил я,- Поверь, нас просто не прикроют, будет все гораздо хуже. Гораздо.
Том смотрел на меня с выражением, будто очень хочет, чтобы я замолчал. Замолчал и сделал минет. Ну уж нет, я не замолчу. Пусть, извинялся я, но во время секса, ты без меня не сделаешь ничего, командую «парадом» я. Не ты.
- Ты хочешь меня?- промурлыкал я ему на ушко, прекрасно зная ответ.
- Давай…
- Что “давай”?
На секунду мне стало жаль брата. Он же сейчас еле сдерживается, чтобы не схватить меня и просто грубо оттрахать, что, безусловно доставило бы физическое наслаждение, но никак не моральное. Он любит меня. Он не сделает мне больно в сексе, даже если я попрошу. Он будет ждать, терпеть, но никогда не сделает мне больно. Он любит. И я его люблю. Только вот любим мы по-разному. Я люблю играть с ним, с собой, а он все сделает так, как будет наиболее нежнее и искренне. За это я его и люблю. Зато то, что он учит меня быть ласковым.
- Ну так, что?- повторил я,- Мне начинать?
Говорить, “что” мне начинать, не было смысла. Мы слишком хорошо знаем друг друга, чтобы говорить слишком много ненужных фраз. Он же прекрасно все понимал.
- Да…, Билл.. – протянул брат.
Не все так просто. Я опускался медленно, растягивая его терпение. Хотя, оно всегда было по отношению ко мне резиновым. Снова частная цепочка коротких прикосновений к его телу, снова томный вздох. Проведя последний штрих языком, я засунул руку в трусы брата. Сжав в руке уже набухший от возбуждения член, я улыбнулся, заслышав новый, более протяжный и громкий стон. От основания до кончика я проводил рукой по его члену, все еще смотря на Тома. Ему нравилось. Причем впервые настолько. Ну, ладно, Том, я для тебя готов на все.
Я заглотил его плоть, все еще не отпуская руку.
- Билл!!!- снова закричал Том. Надо же, он всегда кричал мое имя. Я мог заткнуть его рот поцелуем, чтобы он не орал так громко, но не стал этого делать. Мой братик итак уже слишком много намучился, ожидая этого момента. То ускоряя, то, наоборот, замедляя темп, я сосал его член, слушая стоны брата. Кончил он, на удивление, быстро, я даже не успел вдоволь насладится процессом. Лишь почувствовал, как по рту растекается вязкая солоноватая жидкость. Продолжая облизывать плоть Тома, я вытер щеку, на которую попала капля спермы. Мое лицо должно быть чистым и неотразимым. Всегда…
~-~-~

Самолет попался нам самый наихудший, который, наверно, нам и могли предложить. Сидеть в самой заднице и слушать гудение старой машины- что может быть хуже? Хотя рядом сидел Том, его плечо приятно меня грело. Йост, вопреки всем запретам, разговаривал по телефону с каким-то сценаристом (у Дэвида недавно появилась навязчивая идея «записаться в драмкружок» и стать актером), благо, у нашего продюсера телефон был с потрясающим качеством связи. Густав мирно спал, чего хотел и я, но, по непонятным причинам, спокойно уснуть не мог. Георг хихикал с какой-то визажисткой из нашей команды. Из-за постоянных замен я уже и не стараюсь запоминать их имена. Наивная дурочка глупо хихикала, постоянно вставляя к месту и не к месту похвалу искрометному (я бы сказал, порядком пещерному) юмору Джорджа. Том слушал ненавистный мне реп, дергая головой в такт музыки, которую слышал и я. Как я не люблю самолеты… Опрокинув голову на скользкое, противное кожаное кресло, я закрыл глаза.
- Билл, может яички треснешь?- послышался сзади насмешливый голос Дэвида.
Я уставился на него и, не понимая, о чем он говорит, пролепетал:
- Что?
- Ну… это… яички сырые. Для поддержания голоса в норме,- крякнул Йост
О боже,… что за дикие шуточки?
- У меня итак отличный голос.
- Не то слово,- наигранно поддакнул Йост.
- А ты что, не согласен?
- Я-то, может, и согласен, только вот от моего мнения мало что зависит. А вот если сегодня не постараешься, как вчера,- он сделал напор на последнюю фразу. Мне стало не по себе… Он что, все знает? Или просто совпадение? И он говорит про интервью…,- При записи нового сингла, то круг слушателей резко урежется. Впрочем, не только твой голос сможет сыграть на руку конкурентам… Хотя, может, что-то сыграет на пользу и нам…
Неужели, он, правда, все знает про меня и Тома? В такие моменты я терялся, сейчас готов был тоже тупо слушать бессмысленный реп, что слушает Том, лишь бы не было той ситуации, что сотворил сейчас Дэвид. Впрочем, если ему надо было бы это сделать, он бы это сделал в любом положении.
В тот миг мне показалось, что все мои только что промелькнувшие мысли отразились прямо на лице, потому что Йост криво ухмыльнулся.
- Ладно, не буду тебя грузить,- он отвернулся к своему окну, задумчиво вглядывайся в белые облака.

Как всегда около аэропорта Берлина собрались фанатки и восторженно визжали. Натянув под презрительным взглядом Йоста улыбку, я спустился по трапу. Уже тут стояли репортеры, (кто их вообще сюда пустил?), фотографы и другие, специальности которых я не знал. Вспышка. Еще вспышка. Как будто тысячи вспышек били в глаза пронзительным светом. За пределом здания аэропорта ко мне тут же подбежала девушка с хорошо уложенными волосами и малой толикой косметики и громко крикнула, так что мне чуть уши не заложило:
- Журнал “Starflash”! Вы можете ответить на пару наших вопросов?
Куда было деваться, я кивнул.
- Вы вернулись из продолжительного тура по Германии! Много ли…
- Сейчас не время для интервью!- прервал монолог репортерши неожиданно появившийся Йост.
Девушка притихла и тут же скрылась.
Тут же сзади меня раздалось грузное сопение, понятно. Ханс уже тут..
- Так!- тут же скомандовал он,- В машину, быстро!
Пришлось ему повиноваться. Когда я закрывал дверь, меня все еще провожали вопли фанаток и вспышки, вспышки, вспышки…

~-~-~

Запись новой песни…
Как всегда, студия в серых, платиновых тонах, куча аппаратуры, названия которой я даже и не знаю (а зачем?) и много людей бегающих из кабинета в кабинет. И посреди всего этого безобразия мы, группа “Tokio Hotel”. Все мы записывали по очереди, так что было время и отдохнуть. В принципе у ребят получилось, неплохо, осталось только мне пропеть уже заученный текст песни, а потом, по предложению Йоста, мы пойдем в развлекательный центр, где нас, конечно, заметят, но от всего мы все-таки отвлечемся.
Спел я отлично, как резюмировал Дэвид, и я как-то забыл о своих подозрениях по поводу него.
- Ну и все, ребята! Треть дела мы сделали, так что можно со спокойной душой отправляться на отдых!- подытожил Йост после практически четырехчасового сидения в студии,- Потом, правда, еще раз придем для повторения, но пока живи и радуйся!
Ага… Ему-то хорошо говорить, он не надрывает глотку перед микрофоном.
Тут я ощутил чью-то руку у себя в ладони. Том. Он искренне радовался тому, что все так удачно. Надо бы и мне так. А то всем недоволен. А Тому нравится эта популярность. Причем я бы не смог ее воспринимать ее так по-детски, как делает он.

Развлекательный центр, в котором мы должны были провести оставшийся день. Огромная свалка разных магазинов, кафе, но по большей части, конечно, всяких игровых порталов. Правда, не один из них не был нам нужен, мы устроились в кафе, на vip-балконе. Я, Том, Йост, Густав и Георг сидели на удобных стульях и обсуждали все подряд. Недалеко стоял Ханс, словно на стреме.
- Значит, дописываем песню, и вам полагается заслуженный отпуск! Где хотите его провести?- спросил Йост.
- Я бы съездить хотел…- начал было я, представляя сказочные острова…
- Я домой обязательно поеду! По всем очень соскучился!- произвольно перебил Том.
Я добавил:
- Да-да, именно домой я и хочу поехать! Вместе с братом.
Снова какой-то недовольный взгляд на меня со стороны Дэвида.
- Эх, парни, мелко копаете! Вот я хочу поехать на сказочные острова какие-нибудь,- загадочно возвел взор вверх Густав.
Я поперхнулся коктейлем.
- Ты чего?- спросил Джордж.
- Гм… ничего… - буркнул я
- Я тоже куда-нибудь поеду. Только не на острова, а наверно в Америку.- сказал Йост
- О, да!- рассмеялся Том,- Голливуд по тебе так и плачет!
Господи, как он радовался… Почему у меня нет этого наилучшего качества, радоваться как и хорошим, так и плохим событиям? Почему у меня сегодня такое настроение, будто, умер кто-то?
Дэвид, как нестранно, тоже рассмеялся.
- Ну, значит за наш отдых!- сказал Георг и вознес бокал
Мы коснулись бокалов друг друга и глотнули немного алкоголя.
- А ты, Георг, что молчишь?- заметил Том
- А я пока не знаю, как сделать. Можно, конечно, к своим поехать, но что-то не то… Я еще подумаю. Еще неделя на раздумья.
- Ну думай, думай…- назидательно проговорил Дэвид.
- Так, давайте, еще тост, а потом еще закажем! Сегодня нам можно все!- сказал Дэвид.
- Давайте за то, чтобы со следующей записи мы снова тут собрались, мне тут понравилось!- улыбнулся Том, и я невольно им залюбовался…
- Да! Да…- согласились все…
Мы снова чокнулись бокалами и уже стали допивать остатки коктейлей. Вдруг раздался кашель. Я приподнял глаза, ничего страшного, Том поперхнулся. Бывает. Со мной уже сегодня….
- Не сбудется,- пробурчал Густав.
- Чего?- хихикнул Том, которому уже изрядно «наподдавало»
- Не сбудется, говорю,- громче повторил Густав.
- Что?
- Желание, чтобы мы ВСЕ тут собрались! Примета такая плохая. Поперхнулся ты.
- Ну и что?
- Ладно, забудь,- отмахнулся барабанщик.
- Ха! Ну, может, Ханса с нами не будет! Да, Сако? На пенсию пора…- разошелся Том.
Я смотрел на него и понимал, что вот он… Мой самый дорогой и близкий человек на этом свете. Я готов был прямо сейчас броситься к нему на шею и целовать в его «пьяные» губы. Но этот Йост…
- Да отстань ты от него,- оборвал Тома Георг,- Пусть…
Я сначала не понял, к чему Джордж последнее сказать и хотел ли он продолжить начатое, потому что тот сразу же отвлекся на официантку, разносившую меню.
Спустя некоторое время количество опустошенных бокалов увеличилось, и я даже пытался их сосчитать, но их постоянно уносили, приносили новые, и я сбился со счета. Уже совсем стемнело, на заборчике балкона зажглись ночные фонарики красного цвета. И все-таки, мне тут нравится. Как и Тому. Обязательно сюда еще придет, может даже просто вдвоем.
Том закинул ноги на стол и, занеся руку за голову, травил анекдоты, хотя с его заплетающимся от алкоголя языком было мало что понятно, но все смеялись. И мне тоже стало весело. Может из-за хмеля, который, безусловно, атаковал меня, не так, конечно, как брата, но все же…
- Стоп,- вдруг сказал Том,- Куда тут отлить можно?
-Там за поворотом есть санузлы,- пояснил Йост.
- Сейчас приду!- уверил брат и встал из-за стола. Чуть при этом его не снеся.
- С Хансом иди,- сказал Дэвид.
- Один справлюсь! Мне что еще, чтобы Сако член держал?- заржал Том
- Иди с Хансом!- безапиляционо сказал Йост, и Том заткнулся.
Ханс стал цеплять всякие рации и ремни, которые снял, чтобы не мешались, но Дэвид сказал:
- Зачем тебе это все нужно? Просто проводи его в туалет, а то вдруг фанатки набегут. Хотя им сюда нельзя… Но мало ли что. Думаю, от глупых девчонок ты без кастета избавишься.
Ханс кивнул и подошел к Тому и пробасил:
- Пойдем…
- Ты только дверью не ошибись!- напутствовал Тома Дэвид.
- Будь уверен, не ошибусь. А если и ошибусь, то мне повезет, думаю…- ответил Том и исчез за поворотом с Хансом.
- И все-таки, неплохая жизнь у вас, ребятки!- икнул Дэвид,- Мотаетесь, где хотите, ешьте что захотите…. Единственное, что от вас требуют, так это петь и поиграть. Раньше бы так! Все мы были бы потомками великих людей! Верно?
- Опять за это выпьем?- не удержался Георг.
- Да это я просто так сказал…
- Ну, какая разница, сегодня ведь нам можно все!- поддакнул я и протянул руку с бокалом.
- Ну да.
Снова стук стекла и …
- Ханс, что ты один пришел-то?- сказал Дэвид. Я посмотрел: действительно, рядом с сидящим Дэвидом стоит Сако, такой бледный, синий даже… Что с ним-то.
- Там…я не зна….. быстро…. Ээээ….. туда….- лепетал он бессвязно.
- Что опять сказать нормально не можешь?- рассмеялся я
Ханс открыл рот, как тут же раздались дикие вопли:
- Караул! Мальчишку убили!!!
Мы недоуменно переглянулись, но тут Ханс собравшись, сказал:
- Там…. Том…. он…..вообщем….там не знаю кто… выстрел и он… в общем….
Я выронил бокал. Убили… мальчишку…. Выстрел…
-Что там?- рявкнул я на Ханса
- Пойдем,. Там Том….. Выстрелили в него. Видимо планировалось все…..
Я вскочил с места. Не раз Том меня разыгрывал. Не раз. Но не так. Это были всегда невинные розыгрыши, заканчивающееся улыбкой каждого. Но мне страшно… Я чувствую…
Оттолкнув Ханса, я рванул туда, где должен быть туалет. Небольшая толпа полукругом. Ахи, вздохи. И снова тот же пронзительный крик:
- Надо врача вызвать, полицию!
Я пробился сквозь людей и увидел моего Тома. В нелепой, “неживой” позе, в луже вишневой крови.
- Бедный мальчик, ему надо срочно помочь!- продолжали кричать.
Я повернулся, кричала полная женщина в шляпе.
- Пропустите!- громко сказал я и оттолкнул какого-то лысого мужика.
Подбежал к брату, упал рядом с телом на колени, прямо в кровь, но меня это не волновало.
- Том! Том!- я пытался растормошить брата, но тот упрямо не желал двигаться сам. Я положил его голову к себе на колени и расправил дреды, прилипшие к лицу.
- Том! Том! Ты не можешь умереть! Том! пожалуйста, не покидай! Том! Нет! Нет! Нет! Нет!!!!!!- как в бреду повторял я, прижимая Тома к себе.
- Билл, иди сюда…- чей-то голос…
Не хочу никуда идти!
- Я не пойду!- закричал я, из глаз полились слезы.
Теперь то меня ничто не удерживало. Я стал целовать лицо Тома, на губах оставались капельки его крови. МОЕЙ крови. Приподнял взгляд, вон стоит Йост и смотрит на нас… Не с удивлением. С пониманием. Да… Он знал,… все знал…
- Билл, пошли!- голос настойчивей.
- Никуда не пойду!- повторил я, - Только с ним!
- Хватит Билл, понимаю, тебе сложно, но так надо!- тут меня подхватили под руки и потащили вдаль от Тома. Моего Тома…
Я пытался вырваться, но куда там, меня держали крепко. Пытался выломать руки- бесполезно.
К Тому тут же подбежали какие-то уроды, стали укладывать его на носилки. Они не смеют его трогать. Нет….
~-~-~
“…23 июня, вечером, в районе 11 часов был убит в развлекательном центре «Storck» гитарист группы “tokio hotel”, Том Каулитц. Как утверждает телохранитель музыканта, стреляли с соседней многоэтажной башни, потому что Сако Ханс успел заметить быстро удаляющуюся фигуру. Сам Ханс к уголовной ответственности привлечен не был, но продюсер группы, Дэвид Йост, уволил его с поста охраны своих подопечных. Стрелявшего так и не поймали. Мы очень переживаем за безвременно покинувшего…”
Я откинул газету в сторону.
Нет. Не может быть. Да нет, Том, это же шутка. Ты жив-здоров и сейчас спокойно сидишь в каком-нибудь убежище, слушаешь свой любимый реп и смотришь на меня, как я тут, дурак такой, мучаюсь. У тебя всегда все получалось отлично. Это же надо так изобразить труп! Такой реалистичный, глаза полуприкрыты, зрачков не видно, ни одна мышца не двинулась. Как ты хорошо играешь. Не то, что Йост. Ему только песни позволено сочинять в этом мире. А ты талант…
Я сидел на стуле, мерно покачиваясь. Смотрел наши фотоальбомы.
Йост хотел сам найти фотографию на твой памятник, но я ему не позволил. Я правильно сделал Том? Не молчи, поговори со мной… Потому что это только наши с тобой альбомы, я их никому никогда не покажу, прикажу зарыть со мной в могиле. Я буду рядом с тобой. А мама, кстати, чуть с ума не сошла. Ты и ее обманул? Ты ей не сказал, что это все просто розыгрыш? Плохо. Но, раз ты этого не хотел, я тоже никому не скажу. Ведь я тебя люблю, сколько бы боли я тебе не причинял все то время. Прости, Том…
~-~-~
Я сжимал в руке кусочек бумаги. Я никуда без него.
Я стою рядом с твоей могилой. Один. Я тут один. И больше никого, слышишь? Я никого к тебе не пущу, если ты будешь против!
Смотрю на дату смерти: “23.06.08.”. Прошло почти два года.
А я все верю, что ты скоро придешь и скажешь, что разыграл меня… Жду. Ведь такое может быть? Может. Том… Ну почему ты со мной не разговариваешь? Ты обиделся? Прости, пожалуйста, меня. Я дурак. Хотя к чему слова? Они не к чему. Мы всегда понимали друг друга, и ты прекрасно знаешь, о чем я сейчас думаю, мой любимый братишка. Так много слов… И ничего.
Снова потекли слезы. Я вытер пальцами подающие капли.
Ты всегда со мной. Я знаю. Ты мой брат, ты моя вторая половинка. Ведь мы же близнецы! Так что мне никто больше не нужен, кроме тебя. Я тебя люблю, Том. А Йост сказал мне недавно, что если бы я завел себе друга, то у группы поднялись бы рейтинги. Он сказал, что уже очень долгое время об этом думал. Только не сказал, сколько именно. А представляешь, что когда мы были вместе, он уже об этом размышлял? Что тогда мешало нам? Только Йост. А если он был только “за”… Но я уже не согласился. Потому что мне не нужен кто-то, кроме тебя. Ты моя половинка.
Я облокотился локтями на оградку.
Ты моя половинка. А остальные не подходят под изломы. Только ты. Приходи скорее. Йост разрешил бы нам целоваться на виду у всех! Это же так прекрасно! Том! Приходи! Я тебя буду ждать!
Я посмотрел на кусочек глянцевой бумаги, что сжимал в руке. Твоя фотография. Точно такой же снимок и на памятнике. Так несочетаемо смотрится такая яркая фотография с этим скучным серым мрамором. Тебе бы не понравилось, я думаю.
Снова слезы. К чему?
Ты же счастлив. Скоро придешь ко мне. Я жду…
Пришлось снова вытирать глаза.
Я снова смотрю на твою фотографию, которая у меня в руках. Рисую пальцем вокруг твоего лица сердечко. Мокрые пальцы липнут к глянцу…

Категория: Избранное | Просмотров: 303 | Добавил: СУШКА_КРАШЕНА
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Главная » 2007 » Декабрь » 4
Rambler's Top100

Copyright MyCorp © 2017