Site Немного примитивный, НО романтичный рассказ... - Страница 2 - Forum Register Log in Gallery
Новые сообщения Участники Правила форума Поиск RSS
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: FiaSSka, Niksa 
Forum » ТВОРЧЕСТВО » Рассказы » Немного примитивный, НО романтичный рассказ... (писала не Йа... Ёпт...)
Немного примитивный, НО романтичный рассказ...
mONA_LisA Дата: Воскресенье, 2008-03-16, 14:55 | Сообщение # 21
Новичок
Посты: 53
Offline
13:25. Мы с Мари вышли из номера, захлопнув дверь. Из номера послышалось довольное похрапывание Тома. Мари мило улыбнулась мне. «Почему он так напился?» - заинтересованно спросила Мари. «Рядовая депрессия», - вздохнул я и поцеловал Мари в нос. Тоже ожидая лифт, к нам подошел какой-то мускулистый мачо или что-то тому подобное. Он пренебрежительно осматривал меня с ног до головы. Мне это так не понравилось!! Ну и что, что у меня длинные волосы и я такой худой?! Может быть, он узнал меня? Я благодарил Бога, что не был в этот момент накрашен. Тем более, мне показалось, что ему приглянулась Мари. Двери лифта открылись, и я мягко подтолкнул Мари пройти вперед. Мачо прошел вслед за нами. Я, решив показать, на что я способен, надел очки и, крепко обняв Мари, нежно поцеловал ее. «Девочки, чего это вы?» - с некоторой издевкой прохрипел мачо. Я резко развернулся к нему и занес кулак, но чуткая Мари успела остановить меня. «Билл, стой!» - схватив меня, крикнула она. Лицо мачо наполнилось испугом и удивлением: «Ой!» - пискнул он. Через несколько мгновений лифт остановился на нашем этаже. Мачо проводил меня взглядом, полным презрения. А вдруг это папарацци? Ну ничего, мы еще встретимся! Крепко держа Мари за руку, я зашел в мой номер. «Мари! Я не могу больше! Почему все принимают меня за девушку или думают, что я голубой?!» - трясясь от негодования, возмущался я, положив руки на ее плечи. «Люди судят по твоей внешности, потому что лично не знакомы с тобой», - Мари успокаивающе улыбнулась. «Они что, не понимают, что своими словами причиняют мне боль?!» - жалобно глядя в понимающие глаза Мари, сказал я. «Никто даже не думает о том, каково тебе. Сегодняшний мир жесток, каждый сам за себя», - вздохнула Мари, усаживаясь со мной на кровать. «К сожалению, я с каждым днем все больше убеждаюсь в этом…» - я тоже вздохнул и взял ее ладошку, задумчиво перебирая ее пальчики. «Тебе же наплевать на это!» - Мари вспомнила мои слова в одном из интервью. «Сначала мне было наплевать, это правда, но я стал чаще сталкиваться с оскорблениями и теперь мне не безразлично…» - снова глубоко вздохнув, не поднимая глаз, сказал я. Мари подсела поближе ко мне и положила голову на мое плечо. Обида и возмущение не отпускали меня. Вдруг мой мобильный зажужжал у меня в кармане. Звонил Дейв. Я, недовольно нахмурив брови, посмотрел на Мари. «Ответь, пожалуйста, вдруг что-то важное», - шепнула она. «Да у него всегда что-то важное!» - возмутился я, но ответил. Выяснилось, что Дейв узнал от Тома, что у меня появилась девушка, и очень хочет как можно скорее увидеть нас в продюсерском центре. Я отпирался, как мог, но отвязаться было невозможно. Через 40 минут мы должны быть там. Я объяснил все Мари, и она уговорила меня поехать. Выглянув в окно, я увидел подъезжающий хаммер, приехавший за нами. Я надел очки, и мы вышли из номера.
13:45. Пока мы были в пути, мне позвонили родители. Я был так рад их слышать! Я рассказал им про Мари, про то, что сейчас у меня все как нельзя лучше. Мама искренне порадовалась за меня, осыпав меня поздравлениями. Я дал трубку Мари, и они с отчимом и мамой немного поговорили. Мама сказала мне, что ей очень понравился голос Мари, и, что она, наверное «замечательная девочка». Я был полон счастья. Мы, намного раньше, чем надо подъехали к месту назначения. Пока мы ехали и заходили внутрь, я постоянно держал руку Мари. Я заметил, что она волнуется, ведь я познакомился с ней, нарушив правила, заранее оглашенные Петером. Когда мы зашли в лифт, я успокаивающе поцеловал Мари и сказал: «Не волнуйся, зайчонок! Ты ему понравишься, даже не сомневайся!» - Мари улыбнулась, немного засмущавшись, и мы вышли из лифта, направляясь в кабинет Дейва. Дверь к нему была открыта, и я робко вошел, увлекая за собой Мари. Мило улыбаясь, она вошла за мной. В кабинете никого не было, и мы, обнявшись, присели на мягкий диванчик. Меня заставил вздрогнуть неожиданный возглас появившегося из ниоткуда Дейва: «Ооо! Какая сладенькая парочка!» я виновато посмотрел на продюсера, а Мари густо покраснела. Дейв понимающе улыбнулся и сел в свое кресло, внимательно глядя на Мари. Она опустила глаза, аккуратно попытавшись вытащить свою холодную руку из моей. Дейв прервал ее неуверенное действие: «Девушка, не пытайтесь сделать этого, наш Билл вряд ли отпустит вас!» - и тихо захихикал. Мари виновато улыбнулась. И тут Дейв задал мне вопрос, которого я так боялся, но который так его интересовал: «И как же вы познакомились?» - меня снова посетило ощущение допроса или интервью, но я откровенно ответил: «Мы познакомились на нашей последней автограф-сессии. Я признаюсь, что нарушил правила, но Мари так мне понравилась, что я узнал у нее номер телефона. Она – настоящий ангел!» - сказав это, я заглянул к ней в глаза. Дейв одобрительно кивнул и сказал: «Да, Билл, я прекрасно тебя понимаю. Я не буду ругать и наказывать тебя за нарушение правил, потому что последствия самые приятные для тебя», - и он мило улыбнулся покрасневшей Мари. Я облегченно вздохнул. «Дорогая Мари, расскажи немного о себе. Почему ты пришла на автограф-сессию? И осмелюсь спросить: кто же из группы тебе нравится?» - впившись в Мари пристальным взглядом, спросил Дейв. «Мне 16 лет. Я с мамой приехала из России. Мы живем с отчимом, а я хочу учиться на психолога», - когда Мари начала говорить, я посмотрел на Дейва и заметил, что он, как и я покорен ее голосом, потому что было видно, что он заслушался, и его взгляд заметно подобрел. Ей действительно очень подходит профессия психолога, она может всегда все очень правильно и убедительно объяснить и успокоить. Она сразу располагает людей к себе своим необъяснимым обаянием. «Я живу здесь около года, а начала фанатеть по вашей группе где-то год назад. Мне больше всех нравится, конечно, Билл! Я пришла тогда, чтобы взять у ребят автографы», - Дейв задумчиво прервал ее: «Да, ты не похожа на жительницу любой европейской страны…. Ты отличаешься от других. Мне рассказывали про русских девушек, что они намного добрее и душевнее других. Судя по тебе, это действительно так! Я рад, что Билл выбрал тебя!» - говоря это, он выглядел очень довольным. «Спасибо большое! Я так волновалась, что не понравлюсь вам!» - засмущалась Мари. «Не переживай, все очень прекрасно! А теперь Билл. Расскажи о Мари что-нибудь!» - заулыбался Дейв. Он явно хотел выяснить, как мы с Мари относимся друг к другу, оценить, серьезно ли это. Я начал говорить, глядя Мари в глаза: «Она – настоящий ангел! Она прекрасно меня понимает, может посоветовать что-то дельное, как настоящий психолог! У нее проблемы с отчимом из-за фанатизма по нашей группе. Я очень люблю ее и не могу без нее жить. Мы с ней – родственные души, чему я очень рад. Нам очень хорошо вместе, мы забываем о наших проблемах. Если бы я не встретил ее, я не знаю, что бы со мной было!» - услышав мои слова, Мари засияла. Дейв тоже засиял, но задал еще один вопрос: «Мари, у тебя очень красивый голос. Я понял, что Билл сильно любит тебя. Расскажи, как тебе с ним? Все ли правильно он сказал?» Мари без тени недовольства ответила ему: «Он рассказал все абсолютно правильно, я с ним прекрасно себя чувствую и забываю обо всех проблемах. Он всегда готов принять и успокоить меня, он прекрасно меня понимает. Он – мой первый парень!» - и она счастливо заулыбалась. Дейв сказал: «На вас очень приятно смотреть, вы – замечательная пара. Но, Билл, пока у вас выходные. А завтра они закончатся. Не ловили ли вас папарацци? Собираетесь ли вы афишировать свои отношения?» Я спокойно ответил: «Сегодня в лифте я чуть не подрался с одним типом. Он подумал, что я девушка! Слава Богу, Мари остановила меня. У меня была мысль, что это был папарацци» - Мари осторожно прервала меня: «Да нет, вряд ли! Не волнуйся. Наши с Биллом родители знают о наших отношениях, и они не против», - и заулыбалась, положив голову мне на плечо. Я сказал: «Пока нас никто из журналистов не поймал, мы не будем ничего афишировать. Может быть, после отдыха я объявлю о нас общественности», - Мари поспешила сказать: «Тогда от тебя отвернется большая часть фанаток!» - я ответил: «Мне все-равно. Главное, что ты рядом!» - и чмокнул ее в нос. «Ну, замечательно, ребята. Но все-таки, Билл, не забывай о фанатах. Именно они подарили тебе с ребятами популярность. По вашим рассказам я понял, что у вас все замечательно. У меня возникла идея, как объявить о вас обществу» - довольно улыбаясь, сказал Дейв: «Я захотел провести фотосессию с вами обоими. Билл, ты оденешься как демон или вампир во все черное, сделаешь свою знаменитую прическу. А Мари мы оденем и накрасим как ангела, во все белое. Сделаем ей крылья. И красиво снимем вас вместе! Билл будет стоять в сумраке, обреченно опустив голову, а ты, Мари, будешь сиять, и рассеивать этот сумрак. Потом будет кадр, где вы тянетесь друг к другу, но не можете дотянуться. На стороне Билла будет темно, а на твоей светло. Еще мы снимем, как ты сидишь на облаке и не замечаешь Билла, а он стоит на земле, окутанный мраком и тянет к тебе руки, не в силах вырваться из тьмы к тебе. Получатся сногсшибательные кадры. Потом мы расскажем о вас прессе. Как вам идея? А в будущем вы даже сможете петь вместе!» Мы с Мари сидели, разинув рты от восхищения. «Класс!» - в один голос сказали мы. «Слушайте, как красиво!» - засияла Мари. «Дейв – ты гений!» - воскликнул я, и, подойдя к нему, благодарно обнял его и похлопал по плечу. Мы с Мари попрощались с Дейвом и, держась за руки, вышли.
15:23. Мы приехали ко мне в номер. Мари сказала, счастливо улыбаясь: «Твой продюсер просто гений! Но я очень боюсь, что фанатки убьют меня, да и родители вряд ли разрешат мне...» - я прервал ее: «Фанатки должны были это предвидеть. А с твоими родителями Дейв легко договорится, не переживай» Вдруг мобильник Мари зазвонил. Это был отчим. Он звал Мари домой. Она нехотя согласилась. И тут я предложил: «Мари, давай я схожу с тобой! Познакомлюсь с твоими родителями» - на что Мари ответила: «Ни в коем случае! Ты можешь им не понравиться! Тем более, отчим может узнать, что ты – тот самый ненавистный ему солист Токио Хотел! А мамы наверно нет дома. Отчим уже пьяный, он может избить тебя, подумай об этом! Его ничто не остановит, даже я!» Я ничуть не испугался и сказал, обняв Мари за плечи: «Я уже взрослый и могу постоять за себя. Я постараюсь понравиться твоему отчиму. Все будет в порядке!» - и поцеловал ее. «Билл, у меня нехорошее предчувствие!» - шепнула Мари. Все-таки я решил идти.
15:50. Мы подходим к дому Мари. Зайдя в квартиру, мы обнаружили пьяного отчима. Ему было лет сорок, выглядел он, как настоящий алкоголик. Мы с Мари старались выглядеть как можно дружелюбнее. «Мари! Кто это?!» - проревел отчим. «Папочка, это мой новый парень, познакомьтесь!» - заулыбалась Мари. Я смело шагнул навстречу отчиму и протянул руку для рукопожатия, он, не ответив мне, спросил Мари: «Как его зовут?» - «Билл…» - чуть слышно ответила Мари. Пожимая мою руку, отчим внимательно вглядывался в мое лицо, будто бы начиная узнавать меня. Мое сердце нервно заколотилось, и я похолодел, замечая, как выражение лица отчима Мари меняется. «Как ты посмела привести в наш дом этого.… Этого! Да он же голубой!» - отчим закричал и побагровел, бросившись к Мари. Я закрыл ее собой, вскрикнув: «Вы ошиблись! Все в порядке! Мне все говорят, что я похож на него. Тем более, меня тоже зовут Билл!» - я попытался, было улыбнуться. «Нет, это именно ты, подлец! Поищи себе подходящего парня! Но не трогай Мари!» - и тут отчим начал бить меня крепкими большими кулаками. От неожиданности я упал на пол. Он начал бить меня ногами. Мари закричала: «Папа! Папа, ты обознался, успокойся!» - отчим не желал слышать, а лишь бил меня. Когда он немного устал, я успел подняться и начал отчаянно сопротивляться ему, хотя это было нелегко. Из моей губы сочилась горячая кровь. Отчим Мари пошатнулся и отошел назад, встретив мое сопротивление. В этот момент Мари схватила меня и с трудом вытащила за дверь, в коридор. Отчим не стал меня преследовать, а лишь громко матерился. «Билл! Билли… Успокойся!» - Мари крепко обняла меня. «Почему ты пошел со мной! Почему я позволила тебе идти!» - восклицала она, начав рыдать. «Это должно было случиться» - сказал я. «Теперь родители вообще перестанут выпускать меня из дома! Прости моего отчима. С ним даже мама порою не справляется» - всхлипывая, говорила Мари. Она вытащила из джинсов салфетку и начала утирать кровь с моей губы. «Нет, это я виноват!» - сказал я и чмокнул ее, боясь испачкать кровью Мари. «Запомни – твоей вины здесь нет. Сейчас тебе лучше уйти» - взяв меня за руку, сказала Мари и дала кровавую салфетку мне. Вдруг в коридор вошла ее мама. «Мари! Что случилось? Кто это?» - удивленно глядя на меня, спросила она. «Мамочка, только ты можешь меня понять! Это Билл – мой новый парень, солист Токио Хотел. Я привела его знакомить с отчимом, но он уже был пьян и побил Билла!» - мама Мари подошла и обняла дочь. Из квартиры донесся мат отчима. «Все хорошо, дорогая! Я сейчас успокою его! Здравствуй, Билл. Очень приятно с тобой познакомиться. Пожалуйста, прости Николаса, он всегда такой. Мне очень неудобно, что так вышло!» - мама Мари обаятельно улыбнулась и пожала мне руку. «Ничего страшного. Не переживайте!» - улыбался я. Слава Богу, кровь из моей губы перестала сочиться. Вдруг из квартиры раздался крик отчима: «Анна! Ты пришла?» Мама Мари засмущалась и сказала: «Прости, Билл. Я должна идти. Я даже не знаю, чем тебе помочь. Мари пора домой» - и виновато улыбнулась. «Мне ничего не нужно, я все понимаю и сейчас уйду!» - сказал я. Распрощавшись с Мари, я ушел, сжимая в кулаке салфетку и утирая ей рану. Внутри меня все разрывалось и колотилось, я чувствовал, что это конец. На следующий день у нас концерт. Мне было плевать на внешний вид.
16:40. Я зашел в свой номер. На мои глаза набежали слезы. Я кричал от боли, терзающей меня. Неужели это все? Я упал на кровать и уснул.
16:00 следующего дня. Наш концерт скоро начинается. Я сидел и теребил цепочку, подаренную мне Мари. После драки с отчимом Мари побои и синяки страшно болели. У меня нет абсолютно никакого настроения петь и зажигать публику. Том старался подбодрить меня как мог своими дурацкими шуточками, но я не обращал на него внимания. Георг и Густав тоже подбадривали меня, но понимали, что это бесполезно. Со мной нет Мари! Я в глубине души предчувствовал это, но не верил, что это сбудется. Как я смогу теперь жить без нее? Мне вспомнилось, как она запретила мне совершить самоубийство, если мы расстанемся, она заботится обо мне… Мои размышления прервал Том, с громким визгом и улюлюканьем ворвавшийся ко мне в гримерку. «Братан! Не кисни! Зато теперь ты свободен!» - я, не поднимая глаз на этого психа, ответил: «Теперь я не свободен, а вновь одинок! Убирайся отсюда! Я не хочу одиночества! Если бы она не запретила мне удавиться, я бы уже…» - и я с силой ударил кулаком по столу. Том выскочил из моей гримерки как ошпаренный, посмотрев на меня, как на сумасшедшего. Я уставился в свое отражение в зеркале. Уродец! Я не достоин любви и счастья, я не достоин Мари. Моя участь – жизнь одинокого вампира. Вот кто я. А Мари – ангел, я не подхожу ей… Я вскочил со стула и начал крушить и сметать со стола всю свою косметику – она больше не нужна мне. Я сорвал с себя все украшения кроме ее цепочки – зачем они? Подойдя к зеркалу, я стер весь макияж. Я не успел сделать прическу, да я и не буду ее делать! Я взял расческу и просто причесался. И тут я, недолго думая, взял свой мобильный и позвонил Мари. Она долго не брала трубку, но я напряженно ждал. Вдруг я услышал долгожданное: «Да… Я слушаю тебя…» Я закричал, захлебнувшись слезами: «Мари! Мари! Где ты? Счастье мое! Я не могу без тебя!!!» Мари не на шутку перепугалась моего голоса, но ласково ответила: «Билл! Я дома! Пожалуйста, успокойся. У меня умер отчим… Прости меня! Он сильно переволновался вчера с тобой. У него был инсульт и…» Я, ошарашенный новостью и ничего толком не соображающий, сказал ей: «Неужели это все из-за меня?! О Боже! Прости, прости! Я действительно не хотел! Он бил меня сильнее, чем я его! Мне так жаль!!» Мари, начиная плакать, отвечала: «Ты ни в чем не виноват, он сам все начал. Но мама запретила мне видеться с тобой, ока эти похороны. Ой, прости, она идет…» - и громкие противные гудки неожиданно оглушили меня. Я какое-то время сидел, бессильно опустив руки. Ко мне зашел Дейв. Увидев мое блестящее от слез, ненакрашенное лицо, он был перепуган. «Билл, что случилось?» - и подсел ко мне. Я дрожащим голосом начал рассказывать: «Вчера Мари пригласила меня познакомиться со своими родителями. Ее отчим очень часто пьет. Вчера нам не повезло – когда мы пришли, он был пьяный, а матери Мари не было дома. Не успела Мари познакомить нас, как он узнал меня, что я тот самый «голубок» с плакатов и набросился на меня с кулаками. Мы подрались. Мари еле растащила нас и попросила меня уйти. Пока мы с ней прощались у них в коридоре, пришла ее мама и позвала Мари домой. Она расплакалась. Я ушел, почувствовав, что это расставание. Когда-то я пообещал Мари, что если мы расстанемся, я совершу самоубийство. Она прервала меня и запретила мне это делать…» - я, неожиданно для Дейва, стукнул кулаком по столу, он вздрогнул от неожиданности. «Билл… На этом жизнь не заканчивается! Я считаю, что вы расстались не окончательно. Сейчас вы с ребятами должны выступать, соберись с силами. Забудь на время о Мари, вспомни о работе, о фанатах. Ты нужен им. Ни в коем случае не сдавайся! Если что, я что-нибудь придумаю. А где твой макияж? Где прическа? Я чего-то не понимаю?» - Дейв не на шутку напугался тому, что я не готов. Я с уверенностью ответил: «Я не собираюсь краситься и делать прическу. Теперь мне это не нужно. Фанаты должны ценить мою душу, а не накрашенное лицо», - вздохнул я, взглянув на часы. «Ладно. Это твое право. Пора на сцену, друг. Все будет хорошо, даже не сомневайся!»
16:40. Я вновь скачу по сцене. Но все не как обычно. Все фанаты это точно заметили. Мои улыбки не были искренними, я пел не от души, а лишь бы спеть и поскорее уйти.


...I want you back...
 
mONA_LisA Дата: Воскресенье, 2008-03-16, 14:56 | Сообщение # 22
Новичок
Посты: 53
Offline
Следущаяя продка будет последняя))) wacko tongue wink

...I want you back...
 
grito Дата: Воскресенье, 2008-03-16, 17:51 | Сообщение # 23
Новичок
Посты: 126
Offline
mONA_LisA, ой! давай быстрей!!!! happy biggrin

La vida para la muerte...
 
mONA_LisA Дата: Понедельник, 2008-03-17, 19:43 | Сообщение # 24
Новичок
Посты: 53
Offline
grito, 11:05. Мы спустились на самый берег и направились к пристани. Войдя в небольшой домик, представляющий собою пристань, я снял очки и капюшон. Внутри сидел древний, сгорбленный старик, приветливо ответивший на мою улыбку. «Можно нам взять лодку на пару часов? Я хочу покатать мою девушку по реке», - обратился я к старику. «Да, конечно! Лодка на привязи. Как выйдете отсюда, сразу направо. Отвяжи ее, и она в вашем распоряжении на любое время. Главное – верните ее!» - старик встал, подошел к окошку и показал мне, где лодка. «Счастья вам, молодежь!» - сказал старик, подмигнув Мари и похлопав меня по плечу. «Спасибо!» - в один голос воскликнули мы с Мари. Выйдя, я надел очки, а капюшон надевать не стал. Я помог Мари забраться в лодку, запрыгнул сам, отвязал ее и начал грести. «Бедненький! Так жалко на тебя смотреть!» - жалостливо сказала Мари. «Если хочешь, я пущу лодку по течению», - предложил я. Мари одобрительно кивнула. Лодка очень медленно двигалась по течению, мимо неспеша проплывали берега, утопающие в пышной зелени деревьев, вода приятно журчала. Мы уплывали от набережной. Мари заинтересованно оглядывалась по сторонам, в то время как я пожирал ее глазами. Через некоторое время Мари перевела взгляд на меня, но, встретившись со мной глазами, не смутилась, а продолжила смотреть на меня. Так, минуты две мы, задумавшись, смотрели друг другу в глаза. В ее теплом взгляде я увидел смысл своего существования. Я бережно сжал ее ладони в своих похолодевших руках и начал говорить: «Мари, в тебе заключен смысл моего существования – в каждом твоем взгляде, в твоем мирном дыхании и посапывании во сне, в твоей улыбке, в каждом твоем движении, в мелодии твоего голоса, в твоем ангельском образе, в каждой минуте, прожитой с тобой», - пока я это говорил, Мари уже заплакала, не сводя с меня глаз. Я встал на колени перед ней и стал осторожно утирать каждую ее слезинку. Мари осторожно сняла очки с моего лица очки и убрала их в свою сумку. Я взял ее руку и прижал к своей груди, в которой бешено колотилось сердце: «Чувствуешь? Теперь оно бьется только для тебя. Теперь я существую только ради тебя. Мое израненное сердце расцвело, как только я познакомился с тобой, а до этого я начал терять смысл жизни, я чувствовал себя ненужным в этом мире, я не жил, а бессмысленно существовал. Конечно, я не совсем прав – у меня было и есть все, чтобы чувствовать себя счастливым и любимым, но со мной рядом не было того единственного ангела, который есть у меня сейчас…» - Мари, не прекратив рыдать, стиснула меня в объятиях и спрятала лицо в моем плече. Я обхватил руками ее талию и продолжил говорить: «Ты вдохнула в меня жизнь, заставила поверить в ее смысл и счастье. Теперь мне никто и ничто в жизни не нужно, кроме тебя. Ты как будто завела останавливающийся механизм моего сердца, впустила в мою душу солнечный свет и вывела меня из объятий тьмы. Из одинокого вампира я превратился в по-настоящему счастливого человека. Я никуда и никогда тебя не отпущу, я не смогу жить без тебя!» - я взял Мари за голову руками, и она устремила взгляд заплаканных глаз в мои глаза. «Хочешь, я пообещаю тебе кое-что?» - спросил я. «Хочу…» - выдавила Мари сквозь слезы. «Я клянусь тебе – если мы расстанемся, или нас кто-то или что-то разлучит, я совершу самоубийство…» - я не успел договорить, как Мари закрыла ладонью мои пылающие губы и хриплым от слез голосом сказала: «Билл, опомнись! Во-первых – никогда не обещай такого, жизнь в любом случае должна продолжаться, лучшее всегда впереди, а во-вторых – я не разрешаю тебе говорить и обещать такое никому и никогда. Пожалуйста, не говори такие вещи! Даже если мы расстанемся, представь, что будет со мной, если я узнаю о твоей смерти!» - и Мари, глотая слезы, постучала по бортику лодки. «Возьми, пожалуйста», - Мари сняла со своего запястья цепочку и дрожащими руками надела ее на мою правую руку. «Пускай эта цепочка всегда напоминает тебе об этих прекрасных днях, о нашем счастье и обо мне!» - говоря это, Мари продолжала плакать. «Мари, теперь я клянусь тебе, что не совершу самоубийство ради тебя. Но, если мы расстанемся, я навсегда запрещу себе любить, я сделаю свое сердце каменным, и его никто никогда не растопит, я забуду слова счастье, радость и любовь и стану до самой смерти одиночкой. Я клянусь тебе, что в знак траура по этой любви я буду до конца дней своих носить только черную одежду, и я никогда не буду снимать эту цепочку в знак моей любви», - высказав все, я задрожал и впился в ошарашенную и заплаканную Мари глазами. «В знак нашей любви…» - шепнула Мари. Мы долго сидели в лодке и разговаривали…
12:50. Я понял, что пора потихоньку возвращаться домой. Мы находились не очень далеко от пристани. «Давай мы пойдем по берегу, а я буду тащить лодку за веревку по воде», - предложил я. Мари, восхищенно глядя на меня, согласилась. Мы медленно шли по кромке воды, крепко держась за руки. Лодка медленно плыла по воде позади нас. Мари игриво загребала ногами песок и тихо напевала что-то себе под нос. Я, решив приятно удивить ее, начал петь «Ich bin nich ich», Мари довольно заулыбалась. Закончив петь эту песню, я начал петь «Durch den Monsun» и Мари стала петь со мной. Прислушавшись к нашему двуголосью, я понял, что получается очень круто. Через 5 минут мы подошли к пристани. Я привязал лодку к столбику, где она была, и мы зашли на пристань. Тот самый дедуля встретил нас. Мы отблагодарили его и, распрощавшись, ушли.
13:10. Мы с Мари дошли до отеля без происшествий. Нам надо было подняться к Тому за ключом. «Пошли!» - сказал я, когда двери лифта открылись, и потянул Мари за руку, направляясь в апартаменты Тома. Приблизившись к его двери, мы с Мари сразу услышали из номера громкий кашель вперемешку с таким же громким матом. Наши лица озарили добрые удивленные улыбки. Я постучался. В номере как по волшебству наступила гробовая тишина. Кашель и мат смолкли. Я шепнул Мари: «Он притворяется, что никого нет, или идет открывать. Давай подождем», - Мари, тихонько хихикая, согласилась. Вдруг тишину неожиданно нарушил грохот и тихий мат Тома. «Похоже, он пьяный!» - негодуя, буркнул я: «Но я знаю, что делать!» - и хитро взглянул на Мари. Я, сделав недовольный голос как у нашего продюсера Дейва, громко постучался и сказал: «Том, открывай, я знаю, что ты здесь!» - чуть не рассмеявшись. Мари, трясясь от смеха, отошла в сторону. В номере снова раздался грохот, но уже без мата и перепуганный голос Тома: «Айй! Ногааа!! Подожди, Дейв, я сейчас!» - и неуверенное топанье, приближающееся к двери. «Да ты пьян! Как ты посмел!» - чуть не забыв поменять голос, воскликнул я. Дверь передо мной резко распахнулась, и меня обдал резкий запах сигарет и пива. На пороге стоял Том с закрытыми глазами и жалостливым голоском пищал: «Прости Дейв, пожалуйста! Я не знал, что ты…» - тут Том открыл глаза, и его словно током ударило, когда он увидел наши с Мари улыбающиеся лица. «Да ты! Да я тебя!!!!» - не обращая внимания на присутствие девушки, Том накинулся на меня с кулаками и начал как ребенок, пытаясь выглядеть угрожающе, колотить и пинать меня. Проходящая мимо работница отеля возмущенно посмотрела на нас, я улыбнулся ей и сказал: «Не обращайте внимания, все нормально!» - и с усилием впихнул Тома в номер. Мари быстро запрыгнула вслед за нами. Том чуть было не грохнулся на пол, но я успел подхватить его. При Мари я решил воздержаться от крепких выражений в адрес Тома. А вот Том, пребывая далеко не в лучшем состоянии, в любой момент мог проронить крепкое словцо. Мы с Мари уложили не прекращающего пинаться Тома на кровать. Я чуть не упал, споткнувшись о бутылку, валявшуюся на полу. «Том, не забывай, здесь дама!» - тоном возмущенной мамаши остановил я раскрывшего было рот брата. «Почему ты такой счастливыыый!!» - завопил он, все-таки задев меня кроссовкой по ноге: «У тебя девушка ееесть! Я тоже так хочууу…» - испуская тошнотворный запах пива, ревел с кровати Том. «Ну и как теперь его одного оставлять?» - забеспокоилась Мари, жалостливо оглядев моего брата, представляющего бесформенную массу, слава Богу, подающую признаки жизни. «Давай посидим с ним немного. Я найду мои ключи, а он скоро заснет, вот только надо прибраться в номере», - сказал я, подбирая с пола бутылки и прочий мусор. Мари принялась, было помогать мне, но я, хоть и скрепя сердце, остановил ее и попросил присмотреть за Томом. Мари присела на край кровати, рядом с ним. Братец начал мирно посапывать, повернувшись на бок, лицом к Мари. Я вынес пакет с мусором за дверь и зашел, заметив хитрую улыбку Мари, которая показывала мне знаками, что Том уснул. Я принялся лихорадочно искать свой ключ – его, конечно же, нигде не было! Я обыскивал все. Мари, заметив мое беспокойство, подошла ко мне и спросила: «В чем дело? Ты не можешь найти ключ?» - «Да. Куда же он его дел?!» - бросив гневный взгляд на обнявшего подушку и мирно пускающего слюнки брата, возмутился я. «А он не мог положить его в карман?» - оживленно спросила Мари. Через несколько секунд я уже победно улыбался, держа ключи, вытащенные из кармана спящего Тома. Я позвонил в обслуживание отеля, чтобы они убрали пакет с мусором. «Ладно, ничего с ним не случится – ему бы проспаться как следует!» - бросив взгляд на брата, сказал я Мари. Я заметил, что Том стал мне практически безразличен, теперь для меня на первом плане была Мари, но меня это абсолютно не беспокоило.
13:25. Мы с Мари вышли из номера, захлопнув дверь. Из номера послышалось довольное похрапывание Тома. Мари мило улыбнулась мне. «Почему он так напился?» - заинтересованно спросила Мари. «Рядовая депрессия», - вздохнул я и поцеловал Мари в нос. Тоже ожидая лифт, к нам подошел какой-то мускулистый мачо или что-то тому подобное. Он пренебрежительно осматривал меня с ног до головы. Мне это так не понравилось!! Ну и что, что у меня длинные волосы и я такой худой?! Может быть, он узнал меня? Я благодарил Бога, что не был в этот момент накрашен. Тем более, мне показалось, что ему приглянулась Мари. Двери лифта открылись, и я мягко подтолкнул Мари пройти вперед. Мачо прошел вслед за нами. Я, решив показать, на что я способен, надел очки и, крепко обняв Мари, нежно поцеловал ее. «Девочки, чего это вы?» - с некоторой издевкой прохрипел мачо. Я резко развернулся к нему и занес кулак, но чуткая Мари успела остановить меня. «Билл, стой!» - схватив меня, крикнула она. Лицо мачо наполнилось испугом и удивлением: «Ой!» - пискнул он. Через несколько мгновений лифт остановился на нашем этаже. Мачо проводил меня взглядом, полным презрения. А вдруг это папарацци? Ну ничего, мы еще встретимся! Крепко держа Мари за руку, я зашел в мой номер. «Мари! Я не могу больше! Почему все принимают меня за девушку или думают, что я голубой?!» - трясясь от негодования, возмущался я, положив руки на ее плечи. «Люди судят по твоей внешности, потому что лично не знакомы с тобой», - Мари успокаивающе улыбнулась. «Они что, не понимают, что своими словами причиняют мне боль?!» - жалобно глядя в понимающие глаза Мари, сказал я. «Никто даже не думает о том, каково тебе. Сегодняшний мир жесток, каждый сам за себя», - вздохнула Мари, усаживаясь со мной на кровать. «К сожалению, я с каждым днем все больше убеждаюсь в этом…» - я тоже вздохнул и взял ее ладошку, задумчиво перебирая ее пальчики. «Тебе же наплевать на это!» - Мари вспомнила мои слова в одном из интервью. «Сначала мне было наплевать, это правда, но я стал чаще сталкиваться с оскорблениями и теперь мне не безразлично…» - снова глубоко вздохнув, не поднимая глаз, сказал я. Мари подсела поближе ко мне и положила голову на мое плечо. Обида и возмущение не отпускали меня. Вдруг мой мобильный зажужжал у меня в кармане. Звонил Дейв. Я, недовольно нахмурив брови, посмотрел на Мари. «Ответь, пожалуйста, вдруг что-то важное», - шепнула она. «Да у него всегда что-то важное!» - возмутился я, но ответил. Выяснилось, что Дейв узнал от Тома, что у меня появилась девушка, и очень хочет как можно скорее увидеть нас в продюсерском центре. Я отпирался, как мог, но отвязаться было невозможно. Через 40 минут мы должны быть там. Я объяснил все Мари, и она уговорила меня поехать. Выглянув в окно, я увидел подъезжающий хаммер, приехавший за нами. Я надел очки, и мы вышли из номера.
13:45. Пока мы были в пути, мне позвонили родители. Я был так рад их слышать! Я рассказал им про Мари, про то, что сейчас у меня все как нельзя лучше. Мама искренне порадовалась за меня, осыпав меня поздравлениями. Я дал трубку Мари, и они с отчимом и мамой немного поговорили. Мама сказала мне, что ей очень понравился голос Мари, и, что она, наверное «замечательная девочка». Я был полон счастья. Мы, намного раньше, чем надо подъехали к месту назначения. Пока мы ехали и заходили внутрь, я постоянно держал руку Мари. Я заметил, что она волнуется, ведь я познакомился с ней, нарушив правила, заранее оглашенные Петером. Когда мы зашли в лифт, я успокаивающе поцеловал Мари и сказал: «Не волнуйся, зайчонок! Ты ему понравишься, даже не сомневайся!» - Мари улыбнулась, немного засмущавшись, и мы вышли из лифта, направляясь в кабинет Дейва. Дверь к нему была открыта, и я робко вошел, увлекая за собой Мари. Мило улыбаясь, она вошла за мной. В кабинете никого не было, и мы, обнявшись, присели на мягкий диванчик. Меня заставил вздрогнуть неожиданный возглас появившегося из ниоткуда Дейва: «Ооо! Какая сладенькая парочка!» я виновато посмотрел на продюсера, а Мари густо покраснела. Дейв понимающе улыбнулся и сел в свое кресло, внимательно глядя на Мари. Она опустила глаза, аккуратно попытавшись вытащить свою холодную руку из моей. Дейв прервал ее неуверенное действие: «Девушка, не пытайтесь сделать этого, наш Билл вряд ли отпустит вас!» - и тихо захихикал. Мари виновато улыбнулась. И тут Дейв задал мне вопрос, которого я так боялся, но который так его интересовал: «И как же вы познакомились?» - меня снова посетило ощущение допроса или интервью, но я откровенно ответил: «Мы познакомились на нашей последней автограф-сессии. Я признаюсь, что нарушил правила, но Мари так мне понравилась, что я узнал у нее номер телефона. Она – настоящий ангел!» - сказав это, я заглянул к ней в глаза. Дейв одобрительно кивнул и сказал: «Да, Билл, я прекрасно тебя понимаю. Я не буду ругать и наказывать тебя за нарушение правил, потому что последствия самые приятные для тебя», - и он мило улыбнулся покрасневшей Мари. Я облегченно вздохнул. «Дорогая Мари, расскажи немного о себе. Почему ты пришла на автограф-сессию? И осмелюсь спросить: кто же из группы тебе нравится?» - впившись в Мари пристальным взглядом, спросил Дейв. «Мне 16 лет. Я с мамой приехала из России. Мы живем с отчимом, а я хочу учиться на психолога», - когда Мари начала говорить, я посмотрел на Дейва и заметил, что он, как и я покорен ее голосом, потому что было видно, что он заслушался, и его взгляд заметно подобрел. Ей действительно очень подходит профессия психолога, она может всегда все очень правильно и убедительно объяснить и успокоить. Она сразу располагает людей к себе своим необъяснимым обаянием. «Я живу здесь около года, а начала фанатеть по вашей группе где-то год назад. Мне больше всех нравится, конечно, Билл! Я пришла тогда, чтобы взять у ребят автографы», - Дейв задумчиво прервал ее: «Да, ты не похожа на жительницу любой европейской страны…. Ты отличаешься от других. Мне рассказывали про русских девушек, что они намного добрее и душевнее других. Судя по тебе, это действительно так! Я рад, что Билл выбрал тебя!» - говоря это, он выглядел очень довольным. «Спасибо большое! Я так волновалась, что не понравлюсь вам!» - засмущалась Мари. «Не переживай, все очень прекрасно! А теперь Билл. Расскажи о Мари что-нибудь!» - заулыбался Дейв. Он явно хотел выяснить, как мы с Мари относимся друг к другу, оценить, серьезно ли это. Я начал говорить, глядя Мари в глаза: «Она – настоящий ангел! Она прекрасно меня понимает, может посоветовать что-то дельное, как настоящий психолог! У нее проблемы с отчимом из-за фанатизма по нашей группе. Я очень люблю ее и не могу без нее жить. Мы с ней – родственные души, чему я очень рад. Нам очень хорошо вместе, мы забываем о наших проблемах. Если бы я не встретил ее, я не знаю, что бы со мной было!» - услышав мои слова, Мари засияла. Дейв тоже засиял, но задал еще один вопрос: «Мари, у тебя очень красивый голос. Я понял, что Билл сильно любит тебя. Расскажи, как тебе с ним? Все ли правильно он сказал?» Мари без тени недовольства ответила ему: «Он рассказал все абсолютно правильно, я с ним прекрасно себя чувствую и забываю обо всех проблемах. Он всегда готов принять и успокоить меня, он прекрасно меня понимает. Он – мой первый парень!» - и она счастливо заулыбалась. Дейв сказал: «На вас очень приятно смотреть, вы – замечательная пара. Но, Билл, пока у вас выходные. А завтра они закончатся. Не ловили ли вас папарацци? Собираетесь ли вы афишировать свои отношения?» Я спокойно ответил: «Сегодня в лифте я чуть не подрался с одним типом. Он подумал, что я девушка! Слава Богу, Мари остановила меня. У меня была мысль, что это был папарацци» - Мари осторожно прервала меня: «Да нет, вряд ли! Не волнуйся. Наши с Биллом родители знают о наших отношениях, и они не против», - и заулыбалась, положив голову мне на плечо. Я сказал: «Пока нас никто из журналистов не поймал, мы не будем ничего афишировать. Может быть, после отдыха я объявлю о нас общественности», - Мари поспешила сказать: «Тогда от тебя отвернется большая часть фанаток!» - я ответил: «Мне все-равно. Главное, что ты рядом!» - и чмокнул ее в нос. «Ну, замечательно, ребята. Но все-таки, Билл, не забывай о фанатах. Именно они подарили тебе с ребятами популярность. По вашим рассказам я понял, что у вас все замечательно. У меня возникла идея, как объявить о вас обществу» - довольно улыбаясь, сказал Дейв: «Я захотел провести фотосессию с вами обоими. Билл, ты оденешься как демон или вампир во все черное, сделаешь свою знаменитую прическу. А Мари мы оденем и накрасим как ангела, во все белое. Сделаем ей крылья. И красиво снимем вас вместе! Билл будет стоять в сумраке, обреченно опустив голову, а ты, Мари, будешь сиять, и рассеивать этот сумрак. Потом будет кадр, где вы тянетесь друг к другу, но не можете дотянуться. На стороне Билла будет темно, а на твоей светло. Еще мы снимем, как ты сидишь на облаке и не замечаешь Билла, а он стоит на земле, окутанный мраком и тянет к тебе руки, не в силах вырваться из тьмы к тебе. Получатся сногсшибательные кадры. Потом мы расскажем о вас прессе. Как вам идея? А в будущем вы даже сможете петь вместе!» Мы с Мари сидели, разинув рты от восхищения. «Класс!» - в один голос сказали мы. «Слушайте, как красиво!» - засияла Мари. «Дейв – ты гений!» - воскликнул я, и, подойдя к нему, благодарно обнял его и похлопал по плечу. Мы с Мари попрощались с Дейвом и, держась за руки, вышли.
15:23. Мы приехали ко мне в номер. Мари сказала, счастливо улыбаясь: «Твой продюсер просто гений! Но я очень боюсь, что фанатки убьют меня, да и родители вряд ли разрешат мне...» - я прервал ее: «Фанатки должны были это предвидеть. А с твоими родителями Дейв легко договорится, не переживай» Вдруг мобильник Мари зазвонил. Это был отчим. Он звал Мари домой. Она нехотя согласилась. И тут я предложил: «Мари, давай я схожу с тобой! Познакомлюсь с твоими родителями» - на что Мари ответила: «Ни в коем случае! Ты можешь им не понравиться! Тем более, отчим может узнать, что ты – тот самый ненавистный ему солист Токио Хотел! А мамы наверно нет дома. Отчим уже пьяный, он может избить тебя, подумай об этом! Его ничто не остановит, даже я!» Я ничуть не испугался и сказал, обняв Мари за плечи: «Я уже взрослый и могу постоять за себя. Я постараюсь понравиться твоему отчиму. Все будет в порядке!» - и поцеловал ее. «Билл, у меня нехорошее предчувствие!» - шепнула Мари. Все-таки я решил идти.
15:50. Мы подходим к дому Мари. Зайдя в квартиру, мы обнаружили пьяного отчима. Ему было лет сорок, выглядел он, как настоящий алкоголик. Мы с Мари старались выглядеть как можно дружелюбнее. «Мари! Кто это?!» - проревел отчим. «Папочка, это мой новый парень, познакомьтесь!» - заулыбалась Мари. Я смело шагнул навстречу отчиму и протянул руку для рукопожатия, он, не ответив мне, спросил Мари: «Как его зовут?» - «Билл…» - чуть слышно ответила Мари. Пожимая мою руку, отчим внимательно вглядывался в мое лицо, будто бы начиная узнавать меня. Мое сердце нервно заколотилось, и я похолодел, замечая, как выражение лица отчима Мари меняется. «Как ты посмела привести в наш дом этого.… Этого! Да он же голубой!» - отчим закричал и побагровел, бросившись к Мари. Я закрыл ее собой, вскрикнув: «Вы ошиблись! Все в порядке! Мне все говорят, что я похож на него. Тем более, меня тоже зовут Билл!» - я попытался, было улыбнуться. «Нет, это именно ты, подлец! Поищи себе подходящего парня! Но не трогай Мари!» - и тут отчим начал бить меня крепкими большими кулаками. От неожиданности я упал на пол. Он начал бить меня ногами. Мари закричала: «Папа! Папа, ты обознался, успокойся!» - отчим не желал слышать, а лишь бил меня. Когда он немного устал, я успел подняться и начал отчаянно сопротивляться ему, хотя это было нелегко. Из моей губы сочилась горячая кровь. Отчим Мари пошатнулся и отошел назад, встретив мое сопротивление. В этот момент Мари схватила меня и с трудом вытащила за дверь, в коридор. Отчим не стал меня преследовать, а лишь громко матерился. «Билл! Билли… Успокойся!» - Мари крепко обняла меня. «Почему ты пошел со мной! Почему я позволила тебе идти!» - восклицала она, начав рыдать. «Это должно было случиться» - сказал я. «Теперь родители вообще перестанут выпускать меня из дома! Прости моего отчима. С ним даже мама порою не справляется» - всхлипывая, говорила Мари. Она вытащила из джинсов салфетку и начала утирать кровь с моей губы. «Нет, это я виноват!» - сказал я и чмокнул ее, боясь испачкать кровью Мари. «Запомни – твоей вины здесь нет. Сейчас тебе лучше уйти» - взяв меня за руку, сказала Мари и дала кровавую салфетку мне. Вдруг в коридор вошла ее мама. «Мари! Что случилось? Кто это?» - удивленно глядя на меня, спросила она. «Мамочка, только ты можешь меня понять! Это Билл – мой новый парень, солист Токио Хотел. Я привела его знакомить с отчимом, но он уже был пьян и побил Билла!» - мама Мари подошла и обняла дочь. Из квартиры донесся мат отчима. «Все хорошо, дорогая! Я сейчас успокою его! Здравствуй, Билл. Очень приятно с тобой познакомиться. Пожалуйста, прости Николаса, он всегда такой. Мне очень неудобно, что так вышло!» - мама Мари обаятельно улыбнулась и пожала мне руку. «Ничего страшного. Не переживайте!» - улыбался я. Слава Богу, кровь из моей губы перестала сочиться. Вдруг из квартиры раздался крик отчима: «Анна! Ты пришла?» Мама Мари засмущалась и сказала: «Прости, Билл. Я должна идти. Я даже не знаю, чем тебе помочь. Мари пора домой» - и виновато улыбнулась. «Мне ничего не нужно, я все понимаю и сейчас уйду!» - сказал я. Распрощавшись с Мари, я ушел, сжимая в кулаке салфетку и утирая ей рану. Внутри меня все разрывалось и колотилось, я чувствовал, что это конец. На следующий день у нас концерт. Мне было плевать на внешний вид.
16:40. Я зашел в свой номер. На мои глаза набежали слезы. Я кричал от боли, терзающей меня. Неужели это все? Я упал на кровать и уснул.
16:00 следующего дня. Наш концерт скоро начинается. Я сидел и теребил цепочку, подаренную мне Мари. После драки с отчимом Мари побои и синяки страшно болели. У меня нет абсолютно никакого настроения петь и зажигать публику. Том старался подбодрить меня как мог своими дурацкими шуточками, но я не обращал на него внимания. Георг и Густав тоже подбадривали меня, но понимали, что это бесполезно. Со мной нет Мари! Я в глубине души предчувствовал это, но не верил, что это сбудется. Как я смогу теперь жить без нее? Мне вспомнилось, как она запретила мне совершить самоубийство, если мы расстанемся, она заботится обо мне… Мои размышления прервал Том, с громким визгом и улюлюканьем ворвавшийся ко мне в гримерку. «Братан! Не кисни! Зато теперь ты свободен!» - я, не поднимая глаз на этого психа, ответил: «Теперь я не свободен, а вновь одинок! Убирайся отсюда! Я не хочу одиночества! Если бы она не запретила мне удавиться, я бы уже…» - и я с силой ударил кулаком по столу. Том выскочил из моей гримерки как ошпаренный, посмотрев на меня, как на сумасшедшего. Я уставился в свое отражение в зеркале. Уродец! Я не достоин любви и счастья, я не достоин Мари. Моя участь – жизнь одинокого вампира. Вот кто я. А Мари – ангел, я не подхожу ей… Я вскочил со стула и начал крушить и сметать со стола всю свою косметику – она больше не нужна мне. Я сорвал с себя все украшения кроме ее цепочки – зачем они? Подойдя к зеркалу, я стер весь макияж. Я не успел сделать прическу, да я и не буду ее делать! Я взял расческу и просто причесался. И тут я, недолго думая, взял свой мобильный и позвонил Мари. Она долго не брала трубку, но я напряженно ждал. Вдруг я услышал долгожданное: «Да… Я слушаю тебя…» Я закричал, захлебнувшись слезами: «Мари! Мари! Где ты? Счастье мое! Я не могу без тебя!!!» Мари не на шутку перепугалась моего голоса, но ласково ответила: «Билл! Я дома! Пожалуйста, успокойся. У меня умер отчим… Прости меня! Он сильно переволновался вчера с тобой. У него был инсульт и…» Я, ошарашенный новостью и ничего толком не соображающий, сказал ей: «Неужели это все из-за меня?! О Боже! Прости, прости! Я действительно не хотел! Он бил меня сильнее, чем я его! Мне так жаль!!» Мари, начиная плакать, отвечала: «Ты ни в чем не виноват, он сам все начал. Но мама запретила мне видеться с тобой, ока эти похороны. Ой, прости, она идет…» - и громкие противные гудки неожиданно оглушили меня. Я какое-то время сидел, бессильно опустив руки. Ко мне зашел Дейв. Увидев мое блестящее от слез, ненакрашенное лицо, он был перепуган. «Билл, что случилось?» - и подсел ко мне. Я дрожащим голосом начал рассказывать: «Вчера Мари пригласила меня познакомиться со своими родителями. Ее отчим очень часто пьет. Вчера нам не повезло – когда мы пришли, он был пьяный, а матери Мари не было дома. Не успела Мари познакомить нас, как он узнал меня, что я тот самый «голубок» с плакатов и набросился на меня с кулаками. Мы подрались. Мари еле растащила нас и попросила меня уйти. Пока мы с ней прощались у них в коридоре, пришла ее мама и позвала Мари домой. Она расплакалась. Я ушел, почувствовав, что это расставание. Когда-то я пообещал Мари, что если мы расстанемся, я совершу самоубийство. Она прервала меня и запретила мне это делать…» - я, неожиданно для Дейва, стукнул кулаком по столу, он вздрогнул от неожиданности. «Билл… На этом жизнь не заканчивается! Я считаю, что вы расстались не окончательно. Сейчас вы с ребятами должны выступать, соберись с силами. Забудь на время о Мари, вспомни о работе, о фанатах. Ты нужен им. Ни в коем случае не сдавайся! Если что, я что-нибудь придумаю. А где твой макияж? Где прическа? Я чего-то не понимаю?» - Дейв не на шутку напугался тому, что я не готов. Я с уверенностью ответил: «Я не собираюсь краситься и делать прическу. Теперь мне это не нужно. Фанаты должны ценить мою душу, а не накрашенное лицо», - вздохнул я, взглянув на часы. «Ладно. Это твое право. Пора на сцену, друг. Все будет хорошо, даже не сомневайся!»
16:40. Я вновь скачу по сцене. Но все не как обычно. Все фанаты это точно заметили. Мои улыбки не были искренними, я пел не от души, а лишь бы спеть и поскорее уйти.
19:00. Я в полном одиночестве сижу в своем номере. Ах, Мари, Мари! Зачем же ты запретила мне удавиться?! Я бы сейчас не мучался. Я сомневаюсь, что мы встретимся снова.… Но ради тебя я буду волочить существование одинокого вампира. Главное, чтобы ты была счастлива… Нет, все-таки я не могу жить так! Я побежал на кухню и взял один из ножей. Вернувшись в комнату, я сел на кровать и провел лезвием по вене левой руки. На коже остался лишь бледный след. Видно сам Господь давал мне шанс жить, но ради чего? Я вновь прислонил холодное лезвие к коже. Вдруг в дверь как назло кто-то робко постучал. Я не хотел открывать, посчитав, что стучавший человек, не дождавшись ответа, уйдет. Я ошибался. Через несколько минут постучали еще раз. Я на цыпочках подошел к двери, не выпуская нож из ледяной руки. Из-за двери я услышал: «Нет! Лишь бы он не наделал глупостей!» ЭТО БЫЛА МАРИ!!!!!!!! Я бросил нож на пол и резко распахнул дверь. Мари, вся в слезах, дрожа, смотрела на меня огромными глазами и сказала: «Я не дам тебе умереть!» Я обнял ее и затащил в номер. «Я больше никогда не отпущу тебя!» - шепнул ей на ушко я. Я верю, что мы будем счастливы.


...I want you back...
 
mONA_LisA Дата: Понедельник, 2008-03-17, 19:45 | Сообщение # 25
Новичок
Посты: 53
Offline
воть и всё))))))))) всеммм спасибо... все свободны)))
grito, спасибо)))))))))


...I want you back...
 
nelly_is_crazy Дата: Среда, 2008-03-19, 19:37 | Сообщение # 26
Новичок
Посты: 140
Offline
SUPER BILO!!!!!Vsex pozdravlayu!!))))))))

Есть много слов,которые произносишь по привычке,не думая,что скрыто за ним!
 
mONA_LisA Дата: Воскресенье, 2008-03-23, 21:34 | Сообщение # 27
Новичок
Посты: 53
Offline
nelly_is_crazy, biggrin biggrin biggrin

...I want you back...
 
grito Дата: Вторник, 2008-03-25, 01:23 | Сообщение # 28
Новичок
Посты: 126
Offline
Супер!!!! Мне очень понравилось,честно!!!!! biggrin biggrin biggrin

La vida para la muerte...
 
ehlina-khismatullina Дата: Четверг, 2008-04-03, 15:01 | Сообщение # 29
Новичок
Посты: 68
Offline
а мне эт рассказик оч нряяяяяяяя круто про рядовую жизнь biggrin не в обиду

елиночка просто супер.болейте за меня и за билььку.актимель форева!билька их либе дих!!!
 
mONA_LisA Дата: Суббота, 2008-08-23, 20:28 | Сообщение # 30
Новичок
Посты: 53
Offline
Quote (ehlina-khismatullina)
а мне эт рассказик оч нряяяяяяяя круто про рядовую жизнь не в обиду

ОГА)))


...I want you back...
 
Tokomank@ Дата: Понедельник, 2008-09-01, 18:13 | Сообщение # 31
Новичок
Посты: 29
Offline
мне очень очень понравилось)))))))))) рассказ-супер)))))))))))

Любит тот кто горячо ревнует,
Любит тот кто при встрече молчит,
А не тот кто все время целует
И всегда о любви говорит...
 
mONA_LisA Дата: Пятница, 2008-09-26, 10:17 | Сообщение # 32
Новичок
Посты: 53
Offline
Спасибо, думала, что сюда уже никто не зайдётХД
Передам автору, она будет оч, оч и оч рада)))))))))


...I want you back...
 
Forum » ТВОРЧЕСТВО » Рассказы » Немного примитивный, НО романтичный рассказ... (писала не Йа... Ёпт...)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

- Есть новые сообщения - Нет новых сообщений
TOKIO HOTEL Rambler's Top100